ПРЕДЫСТОРИЯ

ОТ ОСНОВАТЕЛЯ ФОНДА

Фонд «Я ПОМОГАЮ ИНВАЛИДАМ»
Людей здоровых призывает осознать,
Что недостойно и очень несолидно
Права у инвалидов забирать.

Я, Михаил Казаков, основатель Фонда «Я ПОМОГАЮ ИНВАЛИДАМ», являюсь инвалидом 2 группы с нарушением опорно-двигательного аппарата, поэтому самолично сталкиваюсь с проблемами, возникающими у людей с ограниченными возможностями здоровья на дорогах города Москвы.

Осенью 2015 года, я привез маму, инвалида 1 группы, к городской поликлинике. Далее, маму требовалось пересадить в инвалидное кресло и транспортировать в лечебное учреждение. Окинув взглядом территорию парковки, я обнаружил, что места, выделенные для парковки инвалидов, заняты автомобилями, не оборудованными знаками «Инвалид». В тот момент я испытал взрыв негодования, и начал звонить в дежурную часть ОБ ДПС ГИБДД УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве. Но, увы, на мое обращение о нарушении прав инвалидов сотрудники ГИБДД реагировать не пожелали. Пока я общался с сотрудниками полиции, одно из мест на парковке освободилось, что позволило мне припарковать автомобиль, пересадить маму на коляску, и проследовать в поликлинику.

Позднее, я озадачился вопросом — почему же права, которыми государственная власть наделила инвалидов, попираются здоровыми людьми? Усмотрев в этом недоработку закона, я начал обращать внимание на то, как полноценные люди относятся к соблюдению прав инвалидов вблизи других объектов инфраструктуры.

Уделив данному вопросу пристальное внимание, я выяснил, что на территории города Москвы, права инвалидов нарушаются повсеместно. Это привело меня к выводу, – людям, попирающим права инвалидов, требуется разъяснять, что для них, для здоровых и полноценных людей, парковка, расположенная в непосредственной близости от входа в объект инфраструктуры, является зоной комфорта, а для инвалидов 1 и 2 группы, для тех, кому группа инвалидности дана в связи с серьезными нарушениями здоровья, данная парковка является жизненно важной необходимостью.

Спустя некоторое время я понял, разъяснять эти очевидные вещи стоит только полноценным людям, достойным понятия «психически здоровый индивид», тем, кто НЕсознательно попирает права людей с ограниченными возможностями здоровья. А людям, казалось-бы здоровым, тем не менее подпадающим под понятие «средние люди», потому как они наплевательски относятся к окружающим, объяснять сложности жизни инвалидов бесполезно. Таких людей призвать к соблюдению закона можно только воздействием, — наказывая рублем.

«Психически здоровый индивид, в понимании А. Маслоу (основателя гуманистической психологии), может быть охарактеризован как — «зрелый человек, с высокой степенью самоактуализации человек. «Я представляю себе самоактуализировавшегося человека не как личность, к которой что-то добавлено, а как личность, у которой ничто не отнято. Средний человек — это некое человеческое существо, с заглушенными и подавленными способностями и одаренностями». Здоровый человек, согласно такому подходу, должен рассматриваться во всей совокупности его биологических, психологических и духовных проявлений, которые равноправно представлены в мотивационной сфере личности.»

Учитывая повсеместные нарушения прав инвалидов, у меня появилось желание внимательно изучить рамки Федерального закона №181, изданного защищать прав инвалидов.

Вникнув в интересующие пункты данного законопроекта, я понял, что права инвалидов попирают не только нерадивые автомобилисты, но и управленцы многих объектов инфраструктуры, выдержка — «При организации и обустройстве парковочных мест учтены нормы Федерального закона от 24 ноября 1995 г. №181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (далее Федеральный закон), а именно: количество парковочных мест для инвалидов регулируется 15 статьей 181-ФЗ от 24 ноября 1995 года. На каждой улице выделяется не менее 10 процентов мест (но не менее одного места) для парковки специальных автотранспортных средств инвалидов, которые не должны занимать другие транспортные средства. При проектировании парковочные места для автомобилей инвалидов предусматриваются около социальных объектов, магазинов, оборудованных пешеходных переходов, ТПУ и т.п. Отсутствие парковочных мест для автомобилей инвалидов в каком-либо конкретном месте компенсируется их организацией в непосредственной близости».

Сравнив данную информацию с тем, что мне доводилось видеть на улицах города Москвы, я понял, что у большинства объектов инфраструктуры нарушены рамки 181-ФЗ.

В окончании 2015 года, при завершении парковки автомобиля на территории ТРЦ «Фристайл», который располагался рядом со станцией метро Петровско-Разумовская, у меня возникла непредвиденная проблема. Замечу, за месяц до этого дня были установлены шлагбаумы, которые месяц проработали в тестовом режиме, оставляя парковку бесплатной. Так вот, означенным днем я подъехал к шлагбауму, и, предъявив охраннику справку об инвалидности 2 группы, сообщил, что мой автомобиль, находящийся в реестре инвалидов, был запаркован на месте инвалида (по закону, на месте, выделенном для парковки инвалидов, автомобиль, оформленный на представителя социальной категории, и оборудованный знаками «Инвалид», без ограничения времени, то есть 24 часа в сутки, может находиться на указанном месте). Тем не менее, в ответ мне было сказано, что территория торгово-развлекательного центра выкуплена, и стала частной, поэтому льготы на бесплатную парковку больше никому не предоставляются, и то, что покинуть ее я смогу только после оплаты. Выбора у меня не было, поэтому парковку пришлось оплатить, но через несколько дней, в районную Прокуратуру я подал первое свое заявление о нарушении прав инвалидов. Спустя месяц, после вмешательства Прокуратуры, при предъявлении справки об инвалидности 1 и 2 группы, а также документа, подтверждающего личность, парковка на территории ТРЦ «Фристайл», для инвалидов указанных групп стала бесплатной.

Весной 2016 года мое внимание привлекла парковка перед ТРЦ «XL» (Дмитровское шоссе, дом 89), на которой не было ни одного места, выделенного для парковки инвалидов. После этого, в администрацию «XL» мной было подано заявление о нарушении прав людей с ограниченными возможностями здоровья. Спустя некоторое время, мне позвонил заместитель генерального директора и пригласил на встречу. В результате переговоров он гарантировал, что в скором времени рамки 15 статьи 181-ФЗ будут соблюдены, и необходимые места будут оборудованы. После того, как обязательства исполнили, я начал вести деятельность фоторепортера и чрезмерно активного гражданина, «пачками» подающего заявления о нарушении прав инвалидов в ОБ ДПС ГИБДД УВД по САО ГУ МВД России по городу Москве.

 Тем не менее, служители правопорядка не желали призывать к ответственности нарушителей прав инвалидов. Когда количество заявлений перевалило за 300 штук, на которые было израсходовано 2 картриджа принтера, более 1500 листов бумаги, а также десятки часов, терпение мое лопнуло, и я записался на прием к начальнику УВД по САО, — Веретельникову С.И. На приеме, Сергей Иванович сказал командиру ОБ ДПС по САО, что деятельность инвалида активиста игнорировать нельзя, и то, что инвалидам надо обязательно помогать. Также, господин Веретельников упрекнул командира тем, что я, человек не являющийся служителем правопорядка, законы знаю лучше многих сотрудников полиции, после чего предложил мне стать внештатным сотрудником полиции, чем я и воспользовался.

Параллельно, в различные инстанции государственной власти: Управы, Префектуры, Прокуратуры, ОАТИ, ЦОДД, АМПП, МАДИ, Департамент транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры, Департамент капитального ремонта, Департамент строительства, аппарат МЭРА и т.п., многократно, я подавал заявления, в которых «НАПОМИНАЛ» чиновникам о том, что прямой обязанностью государственных служащих является помощь людям. В результате данных «НАПОМИНАНИЙ», власть имущие приступали к решению тех, или иных вопросов, реально значимых для людей. По моим заявлениям: проводили работы внутри зданий; облагораживали дворовые территории; от снега убирали парковочные карманы; устанавливали бордюрные ограждения; во дворах и на проезжих частях оборудовали места для парковки инвалидов, около ТЦ оборудовали специализированные парковки для людей с ограниченными возможностями здоровья; в проблемных местах дорожной сети добавляли пешеходные переходы, дорожные знаки, а также светофорные объекты; меняли схемы организации дорожного движения; проводили работы по понижению уровня пандусов в зоне пешеходных переходов; эвакуировали транспорт, нарушающий вид города; сносили незаконно возведенные конструкции… ДОСТИЖЕНИЯ ФОНДА

И вот в какой-то момент я осознал, что неравнодушных людей, желающих делать окружающий Мир лучше, не так уж мало, и если этих людей объединить в группу, создав движение единомышленников, желающих помогать нуждающимся, то каждый член сообщества сможет утвердительно говорить, – Я ПОМОГАЮ ИНВАЛИДАМ!

Позднее, я придумал лозунг, сделавший участие в проекте более легкодоступным и массовым – «Каждый человек, не нарушающий права инвалидов, вправе сказать — Я ПОМОГАЮ ИНВАЛИДАМ!».

Позднее, когда взаимодействие с большинством командиров ОБ ДПС г. Москвы было налажено, появился вопрос, требующий участия вышестоящего чина, для чего я записался на прием к начальнику Управления ГИБДД ГУ МВД России по г. Москве Генерал-Майору полиции Коваленко В.В. 

В процессе разговора Виктор Васильевич произнес, — «Михаил, а чем Ваша помощь может быть полезна инвалидам? У инвалидов и без Вас много помощников». В тот момент я не сумел ответить на поставленный вопрос, но позже написал шесть четверостиший, в которые вложил смысл моей миссии.

Разве на дорогах мало инвалидов?
Разве парковаться им удобно и легко?
Вовсе нет, но это как всегда не видно,
Даже на парковках инвалидам тяжело.

Я говорю о тех, кому реально сложно,
О инвалидах первой группы и второй,
Кому действительно бывает нужной
Помощь людей с чувствительной душой.

И вот однажды понял я, проблему эту
Необходимо самому решать,
И то, что нужно призывать к ответу
Всех тех, кому на инвалидов наплевать.

С тех пор я в этом сильно преуспел,
Заставил действовать Управы, Префектуры,
Сотрудником внештатным стать сумел,
Нашел давление на должные структуры.

Теперь, мне Государство помогает очень
Инфраструктуру инвалидов развивать,
А батальоны ДПС и днем и ночью
Эвакуируют всех тех, кому плевать.

Пока я жив, проблемы инвалидов
Я буду постоянно обличать,
Что большинство людей так не хотят увидеть,
В чем не желают слабым помогать.

Михаил Казаков

Спустя полтора года после первой встречи, 02 августа 2018 года я вновь пришел на прием, где, в присутствии секретаря общественного совета при ГУ МВД России по г. Москве Бреева В.В., вручил господину Коваленко, на которое меня вдохновил его вопрос. В процессе общения и Виктор Васильевич, и Вадим Вячеславович одобрили мою инициативу, и гарантировали помощь содействию деятельности проекта.

До 30 лет я чувствовал себя совершенно здоровым человеком. Но, после данного рубежа у меня начались приступы потери сознания, и теща, которая работает медработником, посоветовала сделать МРТ головного мозга. Заключением МРТ явился диагноз — поражение мозжечка. На основании данного результата я получил инвалидность 3 группы. Позднее, для всестороннего обследования и уточнения диагноза, я лег в НИИ неврологии на Волоколамском шоссе. После проведенных исследований, врач констатировал диагноз заболевания: аутосомно-доминантная спиноцерребелярная атаксия 2 типа (Спиноцеребеллярная атаксия (англ. spinocerebellar ataxia, SCA) — прогрессирующее нейродегенеративное наследственное заболевание. Общей клинической характеристикой аутосомно-доминантных спиноцеребеллярных атаксий является прогрессирующее расстройство координации движений…) Так я узнал, что у меня, как и у мамы, наследственное заболевание, выраженное в расстройстве координации движений. На словах врач пояснил, что 2-ой тип атаксий не исследован ни в одной стране Мира, и развитие его не поддается прогнозированию, а посему, оно не излечимо. В 2012 году, на основании заключения НИИ неврологии, и оценке моего состояния врачебной комиссией ВТЭК, в справке об инвалидности указали, — 2 группа инвалидности бессрочно.

После того, как в мое сознание проникла мысль, что помощь инвалидам является моей миссией, я изменил отношение к своему заболеванию, осознав, что благодаря болезни, ставшей провидением, мне удалось прочувствовать на себе, как же трудно, повседневная жизнь дается людям с серьезными нарушениями здоровья. 

Пример из моей жизни, — чтобы притормозить развитие моего заболевания, более 10 лет я принимаю контрастный душ. Во время которого, работая над своим опорно-двигательным аппаратом, в полной темноте я вращаюсь то в одну, то в другую сторону. В время этих процедур, иногда, у меня бывают головокружения, в результате которых, теряя ориентацию в пространстве я падаю. Так вот, чтобы не выпадать из ванны в моменты головокружений, я смастерил механизм, который устанавливаю на время приема контрастного душа.

Поясню, — будучи здоровым человеком, как и большинство полноценных людей, я никогда не задумывался о том, что кому-то трудно вести привычный образ жизни. 

Теперь же, я уверенно заявляю, – благодарю судьбу за то, что ниспослала заболевание, посредством которого мне довелось прочувствовать проблемы жизни инвалидов, а в итоге познать свою миссию.

После изложенных высказываний, возможно появление вопроса, – почему же я обозначил проблему нарушения прав инвалидов на дорогах города, а не счел нужным помочь инвалидам в решении более глобальных проблем? Например, в оказании помощи маломобильным категориям инвалидов при выходе из домов. Отвечу цитатой Генерал-Майора полиции Коваленко В.В. – «У инвалидов и без Вас много помощников!» Действительно, у инвалидов много помощников, и каждый из них сам выбирает ту область, которую считает наиболее значимой.

Я же, будучи инвалидом автомобилистом, в начале моего тернистого пути, занялся решением проблемы повсеместного нарушения прав инвалидов на дорогах мегаполиса, проблемы, которую никто не желал, и не желает замечать.

Позднее, после регистрации Фонда, я решил расширить область деятельности, осознав, что инвалиды, будь то пешие, будь то на колясках, или же управляющие авто транспортными средствами, при передвижении по дорожно-транспортному комплексу города Москвы, периодически испытывают определенные сложности. Позднее я пришел к выводу, — построив взаимодействие со структурами государственной власти, оказывающими влияние на работу дорожно-транспортного комплекса г. Москвы: ГИБДД, ЦОДД, МАДИ, АМПП, МОСГОРТРАНС, Департамент дорожного транспорта и дорожно-транспортной инфраструктуры г. Москвы, можно добиться адаптации проблемных мест, с учетом потребностей людей с ограниченными возможностями здоровья.

Тем не менее, это не единственные задачи, решением которые стоят перед Фондом. Помимо решения проблемы нарушения прав инвалидов на дорогах Москвы, а также адаптации дорожно-транспортного комплекса с учетом потребностей людей с ограниченными возможностями здоровья, в рамках деятельности Фонда успешно решаются и другие вопросы, с которыми сталкиваются инвалиды 1 и 2 группы.

С 2015 года, в различные инстанции Государственной власти мной было подано около 4000 заявлений, и хочу отметить, что при рассмотрении любых вопросов, на моем пути встречались Люди с большой буквы «Л», Люди, работающие во власти и имеющие сердца, Люди, при помощи которых мне удавалось решать любые задачи. Поняв, что во власти есть те, кто способен слышать, понимать и помогать, те, до кого реально достучаться, я заявляю: Мир вокруг нас можно сделать лучше, но начать, непременно, нужно с себя, ведь «Под лежачий камень вода не течет»

При ознакомлении с представленной историей, обязательно появятся люди, которые меня не поймут. Тем не менее замечу, что данная история написана не для них, история написана для людей способных на понимание.

Пока я жив, проблемы инвалидов
Я буду постоянно обличать,
Что большинство людей так не хотят увидеть,
В чем не желают слабым помогать.

Мир вокруг можно сделать лучше, но начать, непременно, нужно с себя,
ведь "Под лежачий камень вода не течет".
Михаил Казаков
Президент фонда